airo-xxi.ru

  • Увеличить размер
  • Размер по умолчанию
  • Уменьшить размер
Home Издания 2019 года Евгений Максимович Примаков: судьба и эпоха

primakov sudbaАндреев Д.А., Бордюгов Г.А., Рыбаков А.М.
Евгений Максимович Примаков: судьба и эпоха / Предисловие Владислава Малькевича. – М.: Издательство «Российская газета»; АИРО-XXI, 2019. – 216 с.

ISBN 978-5-91022-438-8

Цена
350 р.

Книга представляет собой биографический очерк жизни и основных этапов профессиональной карьеры видного государственного деятеля новой России Е.М. Примакова. Вехи его жизненного пути рассматриваются в контексте исторических событий, в которых участвовал Е.М. Примаков или на фоне которых проходила его разноплановая и насыщенная научная, политическая и государственная деятельность. Авторы используют многочисленные источники, которые были введены в научный оборот сравнительно недавно, поэтому интерпретации некоторых событий, имевших место в жизни Е.М. Примакова или с ним связанных, представлены в книге впервые. Биографический очерк выходит к 90 летию со дня рождения Е.М. Примакова и ориентирован на широкую читательскую аудиторию, интересующуюся поздней советской историей и историей современной России.

 

 


СОДЕРЖАНИЕ

Владислав Малькевич. Предисловие
Введение
В начале пути
Ближневосточные журналистские миссии
В советском «мозговом тресте»: аналитика и дипломатия
Актуальное востоковедение: посредничество в урегулировании ближневосточных конфликтов
В эпицентре перестройки
На главных фронтах разрушающегося двухполярного мира
СВР и её директор в меняющейся России. Разведчик и дипломат
В высотке на Смоленской-Сенной
К новым отношениям с Североатлантическим альянсом
Доктрина Примакова в действии
Апогей карьеры: во главе антикризисногокабинета
Экзамен на подлинный суверенитет и геополитическую состоятельность
Отставка, но не уход из большой политики
Из политика – в политического гуру
Идеология Примакова в XXI столетии и для XXI столетия
О предпринимательстве, собственности и приватизации • О правосознании • О многополярности • О политическом мышлении • О либерализме • О государстве • О модернизации • О постсоветском пространстве • О территориальных спорах • О крахе Советского Союза • О федерализме
Уроки Примакова (вместо заключения)


Предисловие

Евгений Максимович Примаков стал частью истории Советского Союза и России как во всех отношениях успешный в самом положительном значении этого слова государственный деятель, оставивший после себя большое наследие в книгах и воспоминаниях. Энциклопедические знания и колоссальный опыт ученого и политика, которые оказались востребованы в кризисных условиях, когда под давлением накопившихся проблем ситуация грозила вырваться из-под контроля, позволили ему выверенными, спокойными и точными действиями снизить напряженность в стране, принять единственно правильные решения и нормализовать обстановку. Более того, он не останавливался на ликвидации самого кризиса, а стремился заложить основы дальнейшего развития государства, чтобы не допустить осложнения обстановки в будущем.
Составление биографии государственного деятеля легко свести только к тому, чтобы рассказать о великом человеке и его роли во всё более сложной, по мере карьерного роста, антикризисной миссии героя повествования. Каким бы схематичным и даже упрощенным ни выглядело описание биографии «профессионального спасателя» или, как теперь принято говорить, «антикризисного менеджера», оно всегда было и остается предметом пристального внимания общества.
Жизнь Евгения Максимовича – особенно в те полтора десятилетия, на протяжении которых совершался масштабный исторический транзит от советского прошлого к неизвестному и никем теоретически не обоснованному постсоветскому будущему, – предоставила ему возможность наиболее ярко проявить выдающиеся способности государственного деятеля. При этом не будем забывать, что он состоялся еще на закате советской эпохи: в июне 1989 года Е.М. Примаков был избран председателем Совета Союза Верховного Совета СССР, а с 20 сентября 1989 года он вошел в состав партийного олимпа в качестве кандидата в члены Политбюро ЦК КПСС.
Е.М. Примаков, действительно, всякий раз при возникновении самых жестких требований момента, стал уникальным воплощением личности, выбор которой для выполнения той или иной государственной задачи был наиболее приемлемым и востребованным. При этом обоснованность этого выбора подтверждалась как в самом начале пути на новом поприще, когда еще трудно было предвидеть, насколько успешными окажутся его усилия по ликвидации или предотвращению кризиса, так и по завершении дела, всегда результативном, демонстрировавшем разительный контраст между тем, как начиналось, и тем, чем закончилось.
Но в то же время попытки взвешенного и непредвзятого осмысления любых исторически значимых антикризисных операций прошлого неизбежно сопряжены с очевидными и объективными трудностями. Историческая дистанция искажает восприятие даже совсем еще недавней действительности, возникают соблазны взглянуть на произошедшие события иначе, со своей личной точки зрения, дать собственный альтернативный взгляд на уже состоявшуюся историю. Может быть, была возможность сделать лучше? Ревизии могут подвергаться даже те события и явления, по поводу которых, как казалось ранее, не могло быть двух мнений. Но история не терпит сослагательного наклонения – она уже вынесла свой вердикт, и роль в ней Евгения Максимовича определена однозначно. Он оказался успешным государственным деятелем.
Наконец, несомненный интерес представляет жизнь нашего героя во времена в целом относительно спокойные и благополучные, без революционных потрясений и кризисов, то есть находящиеся в других условиях по сравнению с эпохами, в которые государственники и совершали свои подвиги. Невольно начинаешь полагать, что им, действовавшим в экстремальное время, было на самом деле намного легче, чем тем, кто сейчас пытается поддерживать жизнь в стране на нормальном уровне и ставить посильные, исходя их сложившихся возможностей, – не амбициозные, но реально выполнимые – задачи по устойчивому продвижению вперед, хотя бы на ключевых направлениях.
Победителей, как известно, не судят, зато тех, чьи незаметные, на первый взгляд, победы становятся очевидными и ощутимыми для страны лишь по прошествии какого-то времени, современники всегда охотно обсуждают; причем достижения таких людей нередко воспринимаются с известной долей скептицизма. Не зря говорят, что мало завоевать – значительно сложнее удержать завоеванное. Как тут не скажешь, что спасателям государства по определению всегда проще и легче: да, они рискуют, причем подчас жизнью и здоровьем, но в случае успеха за ними навечно закрепляется образ триумфатора.
Но вот способствует ли «канонизация» героя сохранению объективной и взвешенной памяти о нем? Сумел ли он оставить о себе память или ему помешали в этом объективные или субъективные обстоятельства? И как в таком случае вообще надо писать об успешных исторических деятелях? Возможно ли преодолеть это заклятье предопределенной необъективности? А если ему просто не дали, как в случае с Примаковым, продолжить и закрепить начатое?! Насколько реально соотнести правду прошлого с общественным запросом на определенный образ этого самого прошлого?
Убежден в том, что авторы представленной на суд читателя биографии Евгения Максимовича сумели преодолеть все перечисленные сложности хотя бы уже потому, что на протяжении многих лет они занимаются изучением и популяризацией его научного и общественно-политического наследия. Итогом стала подготовка десятитомного издания избранных работ, которое вышло к первой годовщине ухода из жизни выдающегося государственного деятеля и ученого, а также уникального двухтомника «Неизвестный Примаков». В нем впервые были обнародованы многие документы из личного архива Евгения Максимовича, никогда и нигде прежде не издававшиеся, и эксклюзивные, специально для этого проекта написанные воспоминания лиц, близко знавших Примакова по роду служебной деятельности и просто в жизни, в ходе дружеского общения.
Прежде чем говорить о том, как работа над десятитомником и двухтомником помогла авторам при подготовке данной книги и в чем вообще состоит новизна созданной ими аналитической биографии, следует особо отметить, что сами по себе оба этих издательских проекта были бы просто невозможны без всесторонней поддержки руководства Торгово-промышленной палаты России и вдовы Евгения Максимовича – Ирины Борисовны. Благодаря их живому и заинтересованному участию удалось создать команду единомышленников, которые сумели в кратчайшие сроки провести отбор написанного Примаковым, подготовить эти материалы к переизданию, а также осуществить общую экспертизу документального наследия.
Не вызывает сомнения то, что глубокое погружение в тексты выступлений и книг Евгения Максимовича позволило авторам биографии основательно разобраться и многое понять в побудительных мотивах и действиях этой выдающейся личности. Написанная ими книга не является исчерпывающим изложением всех деталей до мельчайших подробностей. Скорее напротив – она представляет собою не столько биографию, сколько путеводитель по биографии.
Авторы стремились не привлекать внимания читателя к событиям и фактам, получившим широкую известность из публицистики, связанным с жизнедеятельностью героя и не требующим переосмысления в силу очевидности рассматриваемого вопроса. Вместе с тем книга обращает на себя внимание тремя особенностями.
Во-первых, основательно проработанным изложением биографии Евгения Максимовича. Заметим, что найти оптимальное сочетание личного и общественно-исторического – это нелегкая задача для любого биографа, особенно занимающегося описанием деяний столь масштабной фигуры. При таком подходе можно легко сбиться на порочный путь использования насыщенной событиями эпохи для заполнения вакуума, образующегося при дефиците необходимых сведений. Здесь возникает опасность вместо создания портрета на фоне эпохи получить изображение с элементами эпохи. И, к счастью, это не наш случай.
Перед нами и личность, и эпоха. Книга о человеке, который своей деятельностью на всех постах создавал и вносил свои коррективы в многогранную деятельность государства не один. Его окружали соратники и друзья. Об этом говорится и в оставшихся нам в наследие книгах, и в воспоминаниях его друзей по жизни и коллег по работе во властных структурах. Представленный на суд взыскательного читателя труд достоин и Примакова, и его окружения. Он посвящен той реальности, в которой жил и работал Евгений Максимович.
Именно в ней он искал ответ на возникавшие перед страной вопросы в жестко заданных рамках, вынуждавших находить единственно возможное для переживаемого момента решение. Именно так и было. Полученные в советский период знания и опыт государственника принесли неоценимую пользу и для новой России. На любом посту Примаков во главу угла ставил процветание вырастившей его страны, осознавал свою посильную роль и ответственность за восстановление и укрепление могущества России в мире. Чего стоил один только поворот его самолета над Атлантикой! Евгений Максимович не создавал своего времени. Он в нем жил и работал, но, несомненно, лучше других чувствовал пульс настоящего и, исходя из знаний и опыта, предвидел будущее, что позволяло ему добиваться успеха в, казалось бы, безнадежных ситуациях. Рост промышленного производства России на 24 процента за 9 месяцев 1998–1999 годов – напомню, что это период работы Примакова председателем правительства после дефолта. Это ли не уникальный в современных условиях итог работы? В новейшей истории даже близко не было подобных достижений. Авторы убедительно показали, что именно такой подход был характерен для Примакова.
Становится понятной та высокая требовательность и, одновременно, уравновешенность, с неизменной располагающей улыбкой, которая была ему присуща и стала его своеобразной визитной карточкой. Не скажу успокоенность – нет, непробиваемым он не был; напротив – слишком много пропускал через себя. Вместе с тем уравновешенность вовсе не означает беззаботность или безразличие; твердость в деяниях подразумевала и требовательность к соратникам. Члены правительства, которому было отпущено всего восемь с небольшим месяцев, познали такой подход на себе. Жесткость присуща тем, кто уверен в безошибочности своих решений и радеет не за личное благополучие.
Во-вторых, читателя не покидает ощущение, что авторы книги «освоились» с пребыванием в «примаковской теме» и, самое главное, солидарны с принимавшимися им решениями и действиями. Это видно хотя бы по тому, как они используют сведения, получив доступ к ним в числе первых из тех, кто работал с Евгением Максимовичем и сейчас стал изучать его наследие. Предлагаемая на суд читателя биография написана неравнодушными людьми и не представляет собой просто набор систематизированных фактов.
Авторы стремились, и небезуспешно, реконструировать историю жизнедеятельности Евгения Максимовича со всей ее спецификой, в результате чего его образ предстает перед читателем в качестве ключевой фигуры, своего рода стержня состоявшейся реальности.
О чем бы коллектив творцов настоящей работы ни говорил – о секретных переговорах с израильским руководством в 1970 х годах или о работе в «мозговом тресте», который сложился в первые месяцы перестройки в окружении М.С. Горбачева, о поездках в горячие точки накануне развала Советского Союза или о встречах с Саддамом Хусейном, о руководстве разведкой или российским внешнеполитическим ведомством, о преодолении кризиса на посту главы правительства или о знаменитом развороте над Атлантикой, – всякий раз на первый план выступает именно эпоха Примакова. Во главу угла ставятся решения, которые Евгений Максимович должен был принимать на очередном этапе своей деятельности, и только потом мы видим самого героя повествования. В итоге мы имеем дело не столько с биографией, сколько с историческим срезом того или иного времени, отражением которого была деятельность Примакова.
Выше уже говорилось о том, сколь велики искусы – особенно когда историческая многовариантность оказывается позади – мифологизировать тех, кто противостоял такой турбулентности, удерживал руль государственного корабля и не давал ему сбиться с верного курса. Но авторы свели к минимуму идеализацию своего героя. В центре их внимания всегда был не гениальный или героический одиночка, но политик и ученый-практик, системно учитывающий все факторы протекающего исторического процесса.
Он продолжал действовать системно, может быть, не осознавая этого поначалу. Вряд ли все приводимые в книге объяснения и интерпретации являются истиной в последней инстанции, исчерпывающей до конца заданную тему. Вместе с тем авторами намечен и на примере биографии Примакова, несомненно, апробирован действенный способ приближения к исторической правде на максимально возможную дистанцию.
И, наконец, в-третьих. Когда говорят о Примакове, о его вкладе в историю современной России, то обычно имеют в виду период до отставки с поста главы правительства. В то же время было бы досадным недоразумением игнорировать и последовавший за этим, к сожалению, весьма непродолжительный период его участия в думских выборах и в работе нижней палаты парламента. Не менее плодотворной стала и работа на посту президента Торгово-промышленной палаты России. Десятилетнее пребывание Примакова в этом качестве позволило укрепить авторитет ТПП РФ как ведущей общественной организации в предпринимательских кругах страны, усилить разветвленную сеть палат в России и за рубежом, завершить строительство новых площадей Центра международной торговли и выставочного комплекса «Экспоцентр».
Регулярно проводимые заседания «Меркурий-клуба» всегда проходили не только с привлечением предпринимательского сообщества, но и при активном участии представителей правительства, Совета Федерации и Госдумы, а также российских партийных лидеров. В своем докладе на каждом заседании клуба Евгений Максимович прямо и остро ставил вопросы политической и социально-экономической жизни нашей страны, которые заинтересованно обсуждались всеми участниками встречи. Информация об этих заседаниях регулярно направлялась первым лицам государства. К сожалению, среди мало посвященных в государственные проблемы лиц эта работа нередко воспринималась как неактуальная или вообще игнорировалась ими. Между тем бюрократический аппарат, хотя и без энтузиазма, вынужден был реагировать на решения «Меркурий-клуба».
Уйдя в отставку со второго по значимости государственного поста, Евгений Максимович, казалось бы, объективно выбыл из состава политических фигур высшего уровня. Однако весомость его вклада в государственное строительство новой России оказалась настолько значительна, что Примаков навсегда остался в большой политике. Для людей такого «калибра» в международной политике пенсионный период не наступает (как бы об этом ни мечтали «доброжелатели»). Надо сказать, что авторы биографии повествуют о последних годах жизни героя в крайне интересном ракурсе – как о периоде, в течение которого сформировалась та совокупность взглядов и представлений, которые можно было бы назвать идеологией Примакова.
Конечно, Евгений Максимович вовсе не стремился стать классиком. Он как прагматик всегда «проектировал» свои взгляды, решения и поступки на тот переживаемый момент, в который они принимались и совершались. Правда, от этого система его взглядов не утрачивала своей актуальности. К сожалению, в новом веке об идеологии и национальной идее у нас вспоминают обычно лишь тогда, когда рутинное течение жизни прерывается внешнеполитическими осложнениями и проблемами в экономике, провоцируемыми извне внутренними неурядицами или террористическим вызовами. А в остальное время нам кажется, что здравый смысл сам по себе уже является исчерпывающей идеологией и нет необходимости придумывать что-то еще. В кризисные периоды в жизни государства идеология востребована обществом, которое не довольствуется только прагматикой, а находится в поиске обобщающих смыслов своего существования.
В этом отношении идеология Примакова является если и не самодовлеющей, то весьма тесно связанной с жизненной практикой теорией, привлекательной как для специалистов, так и для широких слоев неравнодушного населения страны. Нелишне вслед за авторами подчеркнуть, что Примаков не рассматривал свою идеологию как нечто конъюнктурное и сиюминутное. Он размышлял над ней и формулировал ее ключевые положения не только после ухода с поста руководителя правительства, но и задолго до этого. Теории перехода от социализма к капитализму ни в нашей стране, ни за рубежом так и не было создано, но основы теоретического осмысления этого процесса заложены в работах и выступлениях Примакова.
Имея опыт длительных ближневосточных командировок, результаты которых отражались как в публицистике, так и в научных работах, не говоря уже о закрытых аналитических записках, он понимал, что переход от одной социально-экономической формации к другой представляет собой весьма сложный и болезненный процесс. Именно после формального ухода из большой политики, уже в XXI столетии, у Евгения Максимовича появилась возможность – как у фигуры публичной, но при этом необязанной соблюдать некие негласные этические нормы официального лица – размышлять на экономические, внутри- и внешнеполитические темы, а также выражать свою точку зрения по вопросам культуры и образования. Авторы биографии внимательно проанализировали всё сказанное и написанное им до и после 1999 года, структурировали собственные наблюдения и предложили своего рода синтетическую реконструкцию системы взглядов, которую и можно было бы считать идеологией Примакова.
Не исключено, что сам Евгений Максимович отнесся бы скептически к подобной реконструкции, посчитав ее в чем-то чрезмерно обобщенной и недоработанной. Если человек – и тем более такой крупный политик и ученый – публично высказывается по тем или иным вопросам, то слушатели вправе полагать, что это выстраданные взгляды автора.
Неоднократно обсуждая с Евгением Максимовичем вопросы экономики и политики России, могу сказать, что его позиция по этой проблематике представляет собой синтез знаний и жизненного опыта, чрезвычайно важного для понимания сегодняшней политической ситуации в России. Более того, сделанные Примаковым выводы и предложения вполне могут и сегодня служить основой для принятия руководством нашего государства конкретных практических решений.
Взвешенный, глубоко и всесторонне обоснованный взгляд на наиболее острые проблемы современности, поиск оптимального сочетания государственного регулирования и рыночных механизмов, отказ от монетарного фундаментализма являются основой этой идеологии. Другой ее частью стала защита государственных интересов России, при этом не провоцирующая осложнений в международных отношениях, рациональный федерализм, продуманно сочетающий подходы центра и регионов.
В силу сказанного можно с уверенностью заключить, что этот труд, приуроченный к 90 летию со дня рождения Евгения Максимовича – истинного патриарха и идеолога советской и постсоветской политики (к сожалению, далеко не всегда имевшего возможности реализовывать свои наработки), государственного деятеля, вклад которого в становление молодой российской государственности трудно переоценить, – обязательно найдет своего заинтересованного читателя.
Мои дружеские отношения с Евгением Максимовичем начались во второй половине 1970 х годов. В то время он был директором Института востоковедения АН СССР, а я трудился в Министерстве внешней торговли СССР. Наша первая встреча состоялась в неформальной обстановке среди общих близких друзей. Конечно, мы обсуждали ситуацию в стране и международные торгово-полити¬ческие вопросы, которые были близки нам обоим, но это были чисто дружеские, неслужебные отношения. Как-то в мою бытность одним из руководителей Внешторга СССР я принял участие во встрече моего друга с промышленниками ФРГ. В перестроечные времена практика организации общих встреч получила дальнейшее развитие, в том числе во время официального визита М.С. Горбачева в США весной 1990 года. Возглавляя Американо-Советский торгово-экономический совет, я пригласил Е.М. Примакова на встречу с бизнес-элитой США, где он блестяще выступил с речью. А каким Евгений Максимович был рассказчиком и тамадой – это тема для интересного, но отдельного разговора. В те годы Примаков, несомненно, уже стал одним из ведущих арабистов Советского Союза. Но этим не ограничивался его интерес в науке и политике. После Института востоковедения АН СССР Примаков возглавил Институт мировой экономики и международных отношений АН СССР – ведущий научный центр в области мировой экономики. Общие взгляды на состояние и развитие страны способствовали укреплению нашей дружбы.
В тяжелые для России годы – кризис, дефолт, падение жизненного уровня населения – нам было суждено объединить усилия по выводу страны их катастрофической ситуации. Евгений Максимович возглавил правительство, а я стал руководителем Федеральной службы по валютному и экспортному контролю в его кабинете министров.
В это время Евгений Максимович всякий раз при деловых встречах и на заседаниях правительства производил на меня очень сильное впечатление своими личностными качествами, среди которых на первое место я поставил бы уникальное сочетание высочайшего профессионализма, несомненной компетентности в самых разных областях и удивительных человеческих свойств – требовательности к себе и внимательности к окружающим, доброжелательности, честности и порядочности.
Такие качества выбивались из уже сложившегося к тому времени трафарета и представляли собой действительно редкое сочетание в работе руководителя высокого ранга. У нас в то время, к сожалению, в порядке вещей было рассматривать деловые свойства человека как нечто первичное, а черты, проявляемые им в общении с другими, воспринимать по остаточному принципу. То есть несдержанность и заносчивость мастера своего дела часто расценивались как нечто само собой разумеющееся. Но Примаков таким не был – и поэтому членам правительства и экспертам с ним было комфортно работать. И вместе с тем его отношения с коллегами нельзя было назвать панибратскими. Те, кто прошел «школу Примакова», научились держать эту высокую планку взаимоотношений; только такими они и должны быть у тех, кто болеет душой за общее дело и не мыслит себя без любимой работы, в которой и есть главный смысл жизни.
Эту книгу по праву следует воспринимать как заявку на новое исследование – истории переходной эпохи на рубеже веков, воспринимаемой через призму личности Евгения Максимовича.
Тема роли и месте Примакова в новейшей истории России не закрыта. Информационная база, доступная для исследований сегодня, в том числе десятитомник избранных сочинений и двухтомник «Неизвестного Примакова», предоставляют широкое поле для заинтересованного читателя. Предлагаемый биографический очерк – это, по сути, первая, но весьма удачная попытка освоения такого бесценного информационного собрания. Хочется надеяться, что продолжение начатого авторами биографии дела не заставит себя долго ждать.

Владислав Малькевич,
1 октября 2019 года

 

ПРОЕКТ АИРО-XXI И СОЮЗА ЖУРНАЛИСТОВ РОССИИ

logo 100 fv

Права на перевод и издания за рубежом

Если Вас интересует

покупка прав на перевод

и издание за рубежом,

просьба писать на адрес:

tehhi.sasha@gmail.com